Выбери любимый жанр

Булавинский бунт. (1707–08 гг.). Этюд из истории о - Крюков Федор Дмитриевич - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Булавинский бунт. (1707–08 гг.)
Этюд из истории отношений Петра Великого к Донским казакам

I

В 1707 году от 2 числа августа командиру двух полков, стоявших в Троицкой — на Таган-Рогу, полковнику кн. Юрию Владимировичу Долгорукому прислан был из Люблина именной указ государя Петра I. Предписывалось отправиться на Дон, во «все казачьи городки для сыску беглых разного чина людей», которые из внутренних областей, со старых, насиженных мест бежали с женами и детьми на Дон, «оставя прежние свои помыслы, починя воровство и забойство».

В силу этого указа князь явился 2 сентября в Черкасск и в войсковом кругу объявил атаману Лукьяну Максимову «всему войску» о царской воле. Царская воля в то время для Дона еще не была законом, и требовала согласия войскового круга на сыск упомянутых «беглых всяких людей». Но в Черкасске круг не позволил производить сыск. В «сказке», данной князю «за рукою и за войсковою печатью»; казаки заявили: «до сего времени не было такого указа великого государя, чтобы пришлых с Руси людей не принимать, и закону о том не бывало».

Запрещение войскового круга сыскивать беглых в Черкасске не распространилось на другие казачьи станицы, или по-старинному городки. «Войсковыми письмами было предписано атаманам и казакам всех станиц, лежащих выше Черкасска по Дону и по его притокам — «быть во всем послушными к сыску и к отдаче беглых всяких чинов людей». Вместе с Долгоруким, и его офицерами в эту сыскную экспедицию командировать черкасских пять старшин: Обросима Савельева, Ефрема Петрова, Никиту Алексеева, Ивана Шапова и Григория Матвеева.

От 6 по 9 сентября Долгорукий производил сыск в станицах Маныческой, Багаевской и Бессергеневской, лежащих по Дону, и нашел беглых всего 14 человек. В Богаевской станице кроме того отыскано было 16 женщин, мужья которых причислялись тоже к новопришлым и находились в это время вместе с донскими казаками в военном походе, в Польше. Эти женщины были под расписку переданы атаману и старожилым казакам станицы. Дойдя до Донца, Долгорукий свернул на эту реку и целый месяц производил сыск в донецких станицах. Выслано было им до трех тыс. человек. Главная квартира князя была в Шульгинском городке против [нерзб] на р. Айдаре.

Здесь под 8 октября ночью Долгорукий был убит казаком Трехизбянского городка — Кондратием Булавиным; энергичный князь Долг. был убит атаманом, а отряд его (более 1000 человек) вырезан.

Это событие было в равной степени неожиданно как для самих казаков, так и для Московского правительства. Главная казачья масса совершенно не была подготовлена к бунту, и этим обстоятельствам объясняется последующий неуспех дела, начатого Булавиным. Г. Краснов утверждает, на основании прочитанных им неизданных документов из Морского Архива, что осенью 1707 года происходили волнения в Хоперских и Медведицких станицах и что там-то и решено было убить князя Юрия Долгорукова и офицеров его, а солдат принять в казачью среду; но последующие события опровергают это предположение.

Какие же были причины убийства у князя Долгорукова и последующего за этим (в 1708 году) возмущения донских казаков.

С. М. Соловьев и Н. И. Костомаров причину эту видят в том, что казаки оскорбились нарушением Московским правительством своих исконных казачьих прав — не выдавать бежавших на Дон — разумеется, должно было волновать казачество, вызвать в казаках озлобление. Такое нарушение было уже не первым: в 1702, в 1704 годах уже производился сыск беглых. Казаки роптали, но ограничились по этому поводу лишь перепиской с Моск. правительством.

Теперь казачья масса по вопросу о беглых и в связи с этим о старинных казацких правах явственно раздвоилась: Черкасский круг, состоящий больше из домовитых, зажиточных казаков, Москва не обозначала и жаловала более рачительных, указывала и большую долю в жалованьи царском, старался сохранить мир с царским правительством и Москвой.

Казачество — вся жизнь которого проходила в неизбежной борьбе с татарами, враждебными соседями — турками, кавказскими даже горцами, — не могло пополнятся естественным приростом, как успешно пополняются теперь. — Оно нуждалось в притоке новых сил извне, всякий поэтому бежавший не только с Руси, но и с басурманской стороны, был желанным гостем на Дону и легко входил как член в казацкую общину.

Казаки очень дорожили своим правом — давать приют всем обиженным и обездоленным в родной стороне. Люди тогда были дороги. Московскому правительству люди нужны были для рекрутчины, для податей, для подневольного труда на дворянство, на заводчиков, на высшее духовенство, на правительственные предприятия и учреждения.

Теперь казачья масса по вопросу о беглых и в связи с этим о старинных казацких правах явственно разделилась: Черкасский круг, состоявший больше из домовитых, зажиточных казаков, заинтересованных службой царскому правительству, отмеченных им, получавших при дележе царского жалованья большую сравнительно с другими долю, старался сохранить мир с царским правительством и Москвой.

Казачья беднота, расселявшаяся гл. обр. по Донцу, Медв. и Хопру, и также по Дону те, что живя по Дону выше впадения Донца, «верховые» казаки — донецкие, медведицкие и хоперские — дорожили более казацкими старинными вольностями, неприкосновенностью Старого Поля. Но центр был внизу, главное влияние на состояние дела шло из Черкасска; и одни верховые казаки не начали бы восстания, если бы сыскная экспедиция кн. Долгорукого не вынудила их к этому своими исключительными жестокостями.

1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru